Последние новости

Как обрести гармонию в Эпоху Перемен

Добавлено видео занятия

20.03.2018

Спасающий Вечность. Предсказание будущего, которое уже настало.

Появилась в продаже электронная версия книги Александра Набабкина

21.09.2017

Эмоции, чувства и мысли как фундамент формирования новых качеств для изменения жизни человека

Опубликован текст мастер-класса от 1.12.2012

07.05.2017

Работа над собой. Как научиться распознавать свои ошибки до того, как они начинают приносить "плоды"

Заблуждения, предубеждения, страхи, сомнения, - как мы наследуем этот груз и как преодолеваем последствия обнаружения в себе вредных установок. Опубликовано видео занятия.

05.05.2017

Здоровье, успех и благополучие - Управление ситуациями своей жизни в позитивном русле

Опубликован текст занятия Александра Н-Р, прошедшего на Альфа-Фесте в Яремче, 18 февраля 2012 года.

30.04.2017

Духовное воспитание детей

Опубликованы краткие содержания 2-го и 3-го занятий о Духовном воспитании детей.

28.04.2017

Назначение, особенности конкретных практик, их практическая польза и действенность

Опубликован текст 5-го занятия из 1-го цикла курсов Духовно-нравственного возрождения, от 12 февраля 2013.

27.04.2017

Энергетические упражнения - как способ естественного психофизического восстановления

Опубликован текст мастер-класса Александра Н-Р. в Яремче, 16.02.2012

23.04.2017

Стихи 1989 год

1989 год

Стихи Набабкина Александра за 1989 г. (18 лет)

За окном уснул сугроб,

Мне б его заботы,

Ни о чём не думал чтоб

Я, идя с работы.

 

Не смеялся и не ныл,

Не влюблялся тоже,

Просто б напросто застыл

В серебристой коже.

 

Без желаний и страстей,

Без обид и болей,

Не смотрел чтоб на людей,

На себя – тем более.

 

Чтоб не мучили меня

Разные недуги,

Чтобы я не обвинял

Собственные руки.

 

Чтоб с заката до зари

Не терзался даром,

Чтоб никто не говорил:

Я тебе не пара.

 

Чтобы холоден был я,

Искрами сверкая

И морозы отстояв,

Взял бы и растаял.

 

И утёк бы сам собой

Под ноги прохожим…

Но пока что я живой,

Дай мне силы, Боже!

 

4 января 1989 года

То ли трепет в груди, то ли мука,

Разобраться пока не могу:

Будто самого верного друга

Отдаю на расправу врагу.

Подсознательно сам понимаю,

Что иначе не может и быть:

Я любовь эту не обвиняю,

Но хочу, почему-то, убить.

 

6 января 1989

Безрассудны страдания эти,

Не достойны они похвал,

Я всего лишь попался в сети,

Сам которые расставлял.

 

Вот уж силы мои иссякли

И смириться почти готов,

Тут меня будто приподняли-

Это в дело пошла Любовь.

Всё в этом мире очень просто,

Но так мне хочется чтоб вдруг

Заговорили в небе звёзды

И крылья выросли из рук,

 

Чтоб мудро и проникновенно

Любовь творила волшебство,

Чтоб перед ней крушились стены

И пахло в январе весной,

 

Чтоб, начиная всё с начала,

Отверженный не вешал нос,

Чтоб в жизни было очень мало

Или совсем не стало слёз.

 

Чтоб сердце замерев на круче,

Не побоялось высоты,

Чтоб слово разгоняло тучи

А взгляд – выращивал цветы.

 

Всё в этом мире постепенно

Идёт к большому торжеству

И то, что снится, непременно,

Случиться с нами наяву!

 

26 января 1989 года

Пусть мне не стало легче – не скорблю,

Печаль моя легка и незаметна;

Я Вас, возможно, потому люблю,

Что это мое чувство безответно.

 

Январь 1989

Мне видится порою очень ярко,

Что ничего святого в жизни нет,

Что не Лауру так любил Петрарка,

А собственный монашеский обет.

 

Январь 1989

Не всё так ярко в жизни как хотелось

Быть может потому, что иногда

Нам изменяет яростная смелость

А страсть теряет силу от стыда.

Нам всё очаровательным казалось,

Но после многих срывов и побед

Приходит непомерная усталость,

Какой не сыщешь в девяносто лет.

Любовью заполняя свои муки,

Мы сами перестали замечать,

Что не всегда опущенные руки

Сердечным упованиям под стать.

И лишь свои прокручивая речи,

Потом их смысл теряя на ходу,

Мы сами создаём противоречья

Вместо того, чтоб сеять простоту.

Тогда смеяться начинает ветер,

Тогда звезда с презреньем смотрит вниз

И думает: неужто на планете

Безумные сердца перевелись?!

 

5 февраля 1989 года

Моя любовь, как ни смешно,

Гаданье на кофейной гуще,

Быть может, так заведено

У всех, чего-то в жизни ждущих?

Быть может, не из-за стыда

Я забываю руки, губы,

А просто разное видал

И не хочу казаться грубым?

Или предположенье есть,

Без всяких веских оснований,

Что потеряю свою честь

Задолго до конца страданий?

Когда нет речи о любви

А полагаются на взгляды,

Тогда рождается в крови

Полунадежда – полуправда.

И неохота доверять

Такому полусоглашенью,

В котором можно отрицать

Любые явные мгновенья.

В котором есть и ложь и стыд

За ширмой соприкосновенья:

Оно решительно на вид,

Но после ускользает тенью.

А я хочу, всем вопреки,

Тебе твердить, что ты любима,

Как звук родившейся строки,

Едва сознаньем уловимый,

Как снег в преддверии зимы,

Как солнце яркое апреля,

Но неужели будем мы

Любить и мучиться отдельно?

 

28 февраля 1989 года

Вам вероятно надоел

Поклонник робкого моленья,

Но ваше же предубежденье

Хранит его от смелых дел!

И удивительного нет

В душевном и сердечном мраке:

В одном бесповоротном шаге

Сокрыто исцеленье бед.

А без того теряют смысл

Высокие слова и взгляды,

Тогда во всём – одни преграды

И в тягость даже сама жизнь!

 

11 марта 1989 года

Допустим, нависли тучи

Над вашею головой,

Дорога всё круче, круче

И спутник попался злой.

От зноя и от усилий

Пробило вас семь потов

И руки вы опустили,

Под шелест бессвязных слов.

Допустим вас мучит жажда

И нету нигде ручья

И больше нельзя отважным

Открыто назвать себя.

Не надо тогда теряться:

Забудьте конечный пункт,

Попробуйте посмеяться

Над тем, что судьбой зовут.

Скажите себе: раззява!

Куда ты смотрел тогда,

Когда посягнул на право

Впервые прийти сюда!

Здесь так хорошо и тихо,

Есть всё, чего ждёт душа,

Исполнилась моя прихоть

Уверенно, неспеша…

Проникнитесь ощущеньем

Спокойствия и утех,

Послушайте птичье пенье

И чей-то счастливый смех

И вдруг вам самим на диво

Откроется тот секрет,

Что всё на земле красиво,

Что лучшего просто нет.

Тогда и беда – удача,

Невзгоды – вот наш кумир,

Ведь в жизни так много значит

Как сами мы видим мир!

 

11 марта 1989 года

Мир для молодого тесен,

Как для омута кувшин.

Я сегодня буду весел,

Потому что так решил.

 

Март 1989

Ты мне многое можешь сказать,

Но слова твои в сердце застряли,

И когда ты сдаёшься печали,

Я и сам их могу угадать.

 

А когда ты улыбкой своей

Мою душу опять возрождаешь,

Ты отлично сама понимаешь,

Что тем самым потворствуешь ей.

 

И поэтому хочется жить,

Доверяясь надежде и вере,

Забывать неудачи, потери

И насколько возможно – любить.

 

И не думая дерзость творить,

Я тебя глубоко уважаю,

Оттого так уступчив бываю,

Но… в одном не могу уступить.

 

13 марта 1989 года

Я не думал, чтоб мной

Ты смогла пренебречь так жестоко,

Я не верю, что сном был окутан мой пламенный взор;

Ты не хочешь любви – не люби, но пойми ради Бога,

Что меня обречёт

Твоя прихоть на долгий позор!

Он не в том, что любя

Я затмить не сумел предыдущих,

Он не в том, что я слёз

Удержать своих часто не мог,

Ведь бывает любовь

И сильней и длиннее и пуще

И бывают слова

Лучше этих придуманных строк.

Но одно для меня

Слишком жуткое разубежденье

Стало честь мою в грязь,

А точнее в насмешку толкать:

Я страшился любви

Словно трус, испугавшийся тени,

Но поверил в тебя

И решил как себе доверять!

А теперь ты твердишь,

Что я сам ещё не понимаю

Как изменчива жизнь

И какое меня ждёт добро…

Ты возможно права,

Но, поверь, мне не надобно рая –

Мне б согласье твоё

А потом – хоть сажай на ядро!

Пусть тебя не страшат

Ни слова клеветы, ни напасти:

Я тебя предпочёл

Не за нежную кожу твою;

Если веришь в любовь,

Хоть немного, хотя бы отчасти,

Если любишь меня –

Дай пожалуйста руку свою!

 

28 марта 1989 года

Не опечаль меня, надежда,

Хотя бы эти десять дней,

Пускай достанутся невеждам

Все беды юности моей.

Из них чертовски мало толку,

А мне и так хватает дел:

Не просто нитку вдеть в иголку,

Но и зашить – вот мой удел.

Сейчас повсюду дыры, дыры,

Без дела я не засижусь:

Эй, у кого на сердце сыро,

Иди за мной, забудь про грусть!

Вот мимо медленно проходит

Мне неизвестный бородач,

По взгляду видно: сердце стонет

От постоянных неудач,

Так неуверенна походка,

Что и походкой не назвать,

Размах руки – как скрип лебёдки,

Которой нечего поднять.

В нём человеческая сила

Ушла неведомо куда,

Всё у него, наверно, было

И сотни “ нет” и сотни “да”

И если он обезнадежен,

То в этом не его вина:

Мы все страдаем – чаще, реже

А жизнь у всех у нас одна.

Не опечаль меня, надежда,

Хотя бы эти десять дней,

Пускай достанутся невеждам

Все беды юности моей!

 

3 апреля 1989 года

ТОЛЬКО ВСЕРЬЁЗ

Вселенная необозрима,

До нас ей и дела нет:

Созвездия мчаться мимо

И мрак поглощает свет.

Какою ужасной силой

Наполнена тишина –

Ни ярость, ни обидой

Прервать нельзя её сна!

Но хочется постоянно

В незримый войти контакт,

Негаданно и нежданно

Рассеять проклятый мрак!

 

8 апреля 1989 года

Кто сердцем веруя живёт,

Тому прозрение печально –

Он вечно любит не случайно

И многого от жизни ждёт.

Глядит на милые ресницы

А в мыслях видит поцелуй,

Когда повсюду сабантуй –

Ему какой-то подвиг мнится.

Такому лужа – океан,

Но что поделаешь, бывает,

Что он всё ясно понимает,

Однако лезет на обман.

Жалеть его не наше дело,

Он дух закаливает свой:

Он в диалоге с тишиной

Словам и мыслям дарит тело.

Кто сердцем веруя живёт,

Тому не будет утешенья:

Он создан всем на удивленье

И неизвестно кем умрёт.

 

1 мая 1989 года

МОНОЛОГ

Мешая лучшим временам,

Ты растянула объясненье,

Я каждый день к твоим ногам

Готов припасть в пылу моленья.

Но сила духа моего,

Как всё на свете, истощима,

И я люблю не для того,

Чтобы повсюду быть гонимым.

Весна с собою принесла

Ещё ужаснее мученья,

А ты ведь, милая, была

Совсем другой до объясненья.

Чёрт меня дёрнул за язык,

Ведь это всё я знал заране,

А, впрочем, я уже привык

Когда повсюду солью – к ране.

Мои надежды неспроста,

Ссыпаясь искрами не гаснут:

Когда-нибудь моя звезда

Сойдёт с небес и скажет: ”здравствуй!”

И верю, это будешь ты,

Других я просто не приемлю,

Чтоб вместе до одной черты:

И в жизни вместе, и – под землю!

Нет, ты противишься не мне,

А зову собственной природы;

Скажи, неужто я во сне

Не знал какая ты и кто ты?

Давай же общее найдём

И будем жить не днём минувшим,

Ведь если честно, нам вдвоём

Чем с кем-то там намного лучше.

А годы, чёрт бы их побрал,

Нам ничего не переменят:

Мне Бог на жизнь немного дал,

К тому ж её никто не ценит.

С твоей, Наташа, стороны

Есть много шансов стать моложе:

Морщины на лице видны?

Да разве дело только в коже!!!

Твоих взрослеющих детей

Я полюбил самозабвенно,

В них память юности твоей-

Они теперь твоя замена.

Им то присуще, что в тебе

Когда-то яростно бурлило,

В их развернувшейся судьбе

Твоя невидимая сила.

Так что же, милый человек,

Тебя я убедить невластен?

Пройдут дожди, растает снег

И будет мир опять прекрасен!

Меня обманом звали вдаль,

Я слепо верил, как ребёнок

И шёл по льду – под ним печаль

А лёд тот безнадёжно тонок!

 

Всё, что душе принадлежит

Я доверял тебе спокойно,

Из-за любви я гордый вид

Сменил на более достойный.

Таким узнала ты меня

И я об этом не жалею:

Пробита первая броня,

А что, ты думаешь, под нею?

Под нею зеркало души

Оно твой образ отражает,

Твою запутанную жизнь

И всё, что нам сейчас мешает.

Где смелость прежняя, где пыл,

Где твоей юности приметы?

Когда б тебя я не любил –

Сказал бы, что забыто это.

Но я ведь знаю хорошо,

Что невозможное – возможно:

Неясно кто кого нашёл

И кто влюбился ненарочно…

Всё в этом зеркале стоит

И прошлое напоминает,

Душа тебя благодарит,

Но сердце…сердце обвиняет.

Любовь моя, прости мне грех

За то что я не удержался

И самому себе на смех

Во власть безвластия отдался!

Да, ты безвластна, хоть пряма,

Хоть ты горда и молчалива

И кто же как не ты сама

Великодушна, но ревнива?!

Со стороны всегда видней,

Тем более когда вплотную,

Неужто немощи твоей

Я никогда не расколдую?

 

Сегодня встретились мы с ним,

Пожатье было добродушно,

Он видом показал своим,

Что с ним и воевать не нужно.

Здесь всё решит простое “НО”,

Оно всегда людей спасает,

Уж так у нас заведено

И по-другому не бывает.

Он приобщился к тебе, НО

Его ты любишь не особо,

Жизнь как в закрученном кино –

Порой до колкого озноба.

А я ему в противовес

Имею молодость и страсти,

НО в тридцать лет – и под венец,

Тебя такое рвёт на части.

И вот два НО должны решить

То, кому будет предпочтенье…

Меня отбросишь – так и быть,

Его – тогда забудь сомненья!

 

1-2 мая 1989 года

Посоветуйте мне, ребята,

Что мне делать и как мне быть,

Ведь душа в том не виновата,

Что умеет вот так любить.

То приходиться плакать долго,

То терпеть за напастью напасть,

Будто села она на иголки

И сказал кто-то ей: Не слазь!

Я от вас не таю, ребята,

Что извёлся почти на нет:

Неужели так много надо

Исстрадать за преграду лет?

Отдавая себя без сдачи,

Ничего себе не беру…

Пожелайте, друзья, удачи,

Если завтра я не умру!

 

15 мая 1989 года

А кто сказал, что в этом мире

Нам не хватает нежных слов?

И что у нас на сердце сыро

В тепле домашних очагов?

Что мы стареем без участья

И любим как-то невпопад,

А почему ж тогда про счастье

Его познавшие молчат?

Вот и вышел отмеренный срок

От признания и до отъезда,

Я быть может чего-то не смог,

Просто этому не было места.

Ты владела моею душёй,

Моё сердце катала как мячик,

Я конечно не выиграл бой

И горюю, обиженный мальчик.

Только это – пустые слова,

Отголоски фантазий поэта,

Жизнь заведомо снова права

И любовь до конца не допета.

Ты – моё руководство в пути,

Я с улыбкой тебе подчиняюсь.

За неверье и бредни прости,

А за прочее после покаюсь.

Надо верить в любовь до конца,

Даже если теряешь надежды…

Утихает душевная мука,

Что бы завтра начаться опять,

Мы почти понимаем друг друга,

Только мало простить и понять!

Доброту принимая за веру,

И не требуя ласковых слов,

Не хочу, чтобы жизнь была серой,

Не терплю, когда стонет любовь.

Отвергая счастливые дали,

Ты с улыбкою смотришь мне вслед

И мне кажется, что-то печалит

Твоих глаз изумительный свет.

И мне хочется бросить укоры,

Опуститься коленками в снег

И поверить в тебя, без которой

Я всего лишь случайный субъект.

Любил ли ты когда-нибудь

Спросил меня мой друг,

Умел ли к девушке прильнуть

И всё забыть вокруг?

Стоял ли ночи напролёт

Перед её окном

И верил что она придёт

Не нынче так потом?

Любил ли ты игривый взгляд,

Срывал ли крепость уст,

И ревности щемящий яд

Испытывал ль на вкус?

Что ж, огорчу тебя мой друг,

Вот так я не любил,

Мне изо всех моих подруг

Теперь никто не мил.

Ты от любви не отвернулась,

Хотя и руку не дала,

В тебе, наверное, проснулась

Змея, которая спала.

Её зовут Предубежденье,

Она опаслива, хитра,

Но почему-то Снисхожденье –

Её любимая нора.

Это мудрое обыкновение:

Удалять от родного лица,

Чтоб в пучине сплошного смятения

Мог проверить себя до конца.

Не теряя минуты впустую,

Каждой мыслью стремиться к тебе,

Помня лишь об одном поцелуе,

А мечтая о целой судьбе.

Подвергает она не напрасно

Испытаниям чувства людей,

Жизнь наверно тогда и прекрасна,

Когда хочется думать о ней.

Может что-то мы не дорешали,

До кондиции не доведя,

Но не будем сдаваться печали –

Дорешаем чуть – чуть погодя.

 

Июнь 1989 года

Пусть мечта о доме

Гложет души нам

И проходит служба

С горем пополам.

Мы о всех невзгодах,

Лучше промолчим,

А домой напишем

Близким и родным:

Здравия желаю!

Пишет вам сынок,

Всё идёт нормально

И надеюсь впрок.

Здесь нам полигоны

Не дают скучать,

Кормят замечательно,

Погода благодать,

Маршируем мало

И нарядов нет,

Спим как полагается

Без тревог и бед.

«дедушки» не очень

Наезжают здесь

Главное под руку

Сгоряча не лезть.

Что ещё сказать вам

О житье-бытье?

В общем, дорогие,

Служба как везде!

Вот такие строки

Упадут в конверт,

Важно-то не это,

Главное – ответ!

 

Июль 1989 года

Почти неощутима

Ночная тишина,

Скользит куда-то мимо

В безвременье она.

Колышет ветер шторы,

Уснуть невмоготу,

Неслышно разговоры

Я сам с собой веду.

 

Июль 1989 года

Если горы молчанье хранят,

Не снимая седых полушапок,

Если много столетий подряд

Не меняет вода своих красок,

Значит что-то в природе без нас

Оставляет себе неизменность:

Точно так глубина твоих глаз

Окунает в какую-то вечность…

 

июль 1989 года

Ну во-первых, всё не так уж плохо,

Свой черёд и дембелю придёт

И тогда мы без тоски и вздоха

Вспомним службы самый первый год

Как летали шконки надрывая

И по трапу бегали стремглав

А ночами быстро засыпая,

Чувствовали судорги в ногах.

С памятью минувшего считаясь,

Будем улыбаться и шутить:

Служба не кончается кончаясь –

Жить порой труднее, чем служить.

Ведь заботы повседневной жизни

Требуют и духа и потов:

На свиданье понесёмся рысью,

Разве что уже без сапогов…

А в цеху, начальству рапортуя,

Будем точно так же как и здесь

Замирать в подобии статуи,

Разве что не отдавая честь…

Ничего, ребята, не робейте!

Скоро подойдёт и наш черёд,

Не одни мы на большой планете

Проходили службы первый год!

 

8 июля 1989 года

Мне много вспомнить предстоит ещё

От старых дней до самых новых песен,

Воспоминанья ливневым дождём

Мне вечера досужие завесят.

Я распахну белесое окно,

Где даль стоит, мечту напоминая,

Ах как же братцы жить не мудрено,

По крайней мере в середине мая!

 

17 июля 1989 года

Нетерпимость всякую к закону обязуя,

Будем незабывчивы к собственным грехам,

Чтоб на твою голову не повалились стулья,

Прежде чем винить кого – повинись-ка сам.

Чтоб бревно тяжёлое в глазу не заболотилось,

Правду матку о себе не робея режь,

Не у всех ведь сказочкой повседневность сложилась-

В чём-то есть у каждого маленькая брешь!

 

21 июля 1989 года

Примите лето синей птицей,

Летящей медленно на юг,

Спешите жить и веселиться

До первых вьюг.

Пусть небо тучами завесит,

А сердце канет в пустоту,

Идите – наслаждайтесь лесом,

Учитесь находить мечту.

В простых оттенках разговоров,

И в тихом шелесте рябин

Затихнет боль чужих укоров

И встанут чувства из руин.

Жизнь зацветёт как продолженье

Когда-то начатого дня,

Сознанье счастья не в забвеньи,

А в блеске нового огня!

Пусть будут взгляды не похожи

Как мановения весны,

Чтоб каждый день одно и то же

Не жгло сознанием вины.

А лето синей птицей к югу

Умчится в косяке годов;

Давайте в поиски друг друга

Подключим первую любовь.

Когда устанет верить сердце

И опадёт листвы печаль,

Нам никуда от снов не деться,

От чувства, что чего-то жаль.

По непонятным предписаньям

Задумчивость нас посетит,

Давайте доверять гаданьям,

Не принимать надменный вид.

Есть в каждом мудрое начало,

Ведущее душе отсчёт:

В одних уже гора металла,

В других цветы, а в третьих лёд.

Очеловечить бы природой

Нам как-нибудь самих себя,

Чтоб с превеликою охотой

Зимой кормили воробья.

И вспоминая звёзды лета,

Улыбки девушкам дарить,

Чтоб как народная примета

Слеза умела мудрой быть.

Примите лето синей птицей,

Покуда не пошли снега,

К чему-то всё должно стремиться

Как в синем небе облака.

 

30 июля 1989 года

Бывало по-разному в жизни моей,

Ошибки и домыслы переплелись

И всё же не кончилось в шелесте дней

Желание вырваться ввысь.

Я знал, что когда-то от детства уйду,

Шагну на другой континент

И всю непосредственность, всю простоту

Смешаю со звоном монет.

О тяготах знал, ничего не боясь,

Сомнениям всё подвергал,

И часто забравшися по уши в грязь

Других под себя подминал.

Про совесть свою вспоминая порой,

Я с ней в разногласии жил,

Весь мир был поделен на твой и на мой

По правилам общих перил.

Теперь оглянувшись на эти года,

Я многое понял умом:

Не нужно от прошлого мне ни черта,

Ведь не для архивов живём!

 

13 августа 1989 года

Я отвечу за всё, что не так,

Даже если вины не приемлю,

Если кем-то неправым в овраг

Буду сброшен башкою об землю.

Если вдребезги не разлечусь,

Первым словом кроваво отвечу,

Так отвечу, как будто боюсь,

Что уже не воспользуюсь речью.

Я отвечу за ту нелюбовь,

Что во мне иногда накипала,

Зря тогда не хватало мне слов,

Жаль, что не доставало запала!

За обиды отвечу сполна,

Как и требует жила мужская,

Буду жить без еды и без сна,

По заслугам долги раздавая.

Пусть враги и друзья невпопад

И одобрят меня и осудят,

Да, во многом я был виноват,

Не всегда делал доброе людям,

Не всегда заступался за тех,

Кого собственной правдой травили,

Но не путал злодейских прорех

С теми, что от врагов получили!

И бесчестным себя не давал

Для тщеславного эксперимента,

Слишком многим обиды прощал,

Слишком был неудачлив за это.

Тягой мучился неземной

И за это отвечу когда-то,

Будет самой жестокой, больной

Моя зрелость за это расплатой.

Пусть винит меня каждый второй,

Если я отступлю или струшу,

Я отвечу за всё головой,

А не хватит – так выложу душу!

 

13 августа 1989 года

Когда б невзгоды превозмочь

Мне помогла чернавка-ночь,

Не будь я сам тогда собой –

Забыл бы сон-покой.

И предвкушая сто преград,

Я был бы непогоде рад,

Я б освежил лицо и грудь

И двинул в путь.

Не зная троп, не веря им,

Идя всегда путём своим,

Меня бы совесть повела

На добрые дела.

Идти под небом в темноту,

Запоминая красоту

Простых пейзажей, лунных тем,

Не ведая зачем.

И если в серебре ночном

Не запечалюсь ни о чём,

Не обернусь, не зареву,

Не упаду лицом в траву,

То буду проклят прошлым днём

И всем скажу, что мы живём

Бездумно, быстро, без следов,

Жизнь сбросив со счетов!

 

19 августа 1989 года

Медленно-медленно будто растерянно,

Неповоротливо движется ночь.

Всё, что потерянно – будет измерено

И восстановлено кем-то точь-в-точь.

 

Кончится ночь, ничего не изменится,

По расписанию солнце взойдёт,

Ну а пока что не очень-то верится

В то, что вот так же и служба пройдёт.

 

Видимо это и есть расстояние

При расставании родственных душ.

Движется ночь, сохраняя молчание,

Будто неловко пролитая тушь.

 

19 августа 1989 года

Казалось бы песня не требует голоса много,

Да только мелодию всю перебила дорога,

Да только ослабла при этом и воля и сила

И сразу усталость пришла – ни о чём не спросила.

Положила руки свои на крепкие плечи

И все перепутала мысли, ведущие к речи,

Собой заслонила полоску оконного света,

Решив видно раз навсегда покончить с поэтом.

Но были расчёты с подвохом иль просто случайно

Сошла пелена облаков с великана-вулкана,

Над бухтой заря всколыхнулась, осыпалась маком

И стал знак вопроса в глазах восклицательным знаком!

Использовав этот момент по назначенью,

Свершилось внезапно ещё одно озаренье:

Из дальних краёв пришло письмо от любимой

И сразу наполнило новой невиданной силой!

 

20 августа 1989 года

Мы теперь без особых регрессов

И без спадов умеем двигаться,

Нам из хаоса интересов

Повезло наконец-то вырваться.

Как же жили мы не по-умному,

Непутёвые планы строили,

Хоронили таланты грудами

С перепугу ли, с перепоя ли.

И повсюду так было пасмурно,

Грязно, сумрачно и безветренно,

И грозила войной нам атомной

Потусторонняя вредина.

Опасались, что не окончится

Над страною бумаготворчество,

Что перо уже не заточится

И не кончится одиночество.

Только вызрела сила наша

И прорвалась горячим горлом:

Мы теперь обо всём расскажем,

Если будем в ладу с законом.

 

Август 1989 года

Пусть обида меня прополощет

И просушит на этом ветру,

Если день что мучительно прожит

Я до ниточки не оберу,

Если нового не запримечу

Или старого не оценю,

Если словом на дело отвечу

Или даром его оброню.

И пускай не осилю в потуге

Самых неудержимых врагов,

Я не вскину молитвенно руки,

Не ускорю обратных шагов.

Да, не всё получается сразу,

Но я буду сильнее вдвойне,

Если каждому битому часу

Я воздам по достойной цене!

А когда от усталости брови

Не смогу при желаньи сомкнуть –

Превращусь в сочетанье условий

Позволяющих мне отдохнуть.

 

26 августа 1989 года

Ты не веришь в мою грусть

С самого начала,

 Ну и ладно, ну и пусть,

Мне и горя мало.

До сих пор не разберусь

Что же нам мешало,

Ну и ладно, ну и пусть,

Мне и горя мало.

Я тебе сказать боюсь

Как душа скучала

Ну и ладно, ну и пусть,

Мне и горя мало.

Долго помнил наизусть

Всё, что ты сказала,

Ну и ладно, ну и пусть,

Мне и горя мало.

Дай-ка я с тобой прощусь,

Мне ведь у вокзала…

Ну и ладно, ну и пусть,

Мне и горя мало.

 

31 августа 1989 года

Мне не нужно разных суеверий,

Слухов и придуманных легенд

Для того, чтоб распахнулись двери

В мир, которого на белом свете нет.

Я его в уме держу свободно,

Постигая в нём великий толк,

Но покуда сделать всенародным

Не сумел его – я не пророк!

 

31 августа 1989 года

Недоснято, недорешено

Что-то очень важное, но все же

Опоясан век сплошным кино

И в него, как в летнее окно

Непонятно-чистый смысл вложен.

 

Сентябрь 1989

В тот день, когда в последний раз

Мне мир осмыслить себя даст,

Освободив от убеждений,

От замыслов и от сомнений,

Когда все подойдет к нулю,

Я печь пожарче растоплю.

Дождусь вечерней тишины,

Когда лишь шорохи слышны,

Задвину шторы на окне,

Чтоб свет не подглянул ко мне.

 

Осень 1989

Будет всякого навалом

Как и было до того,

Человечество устало

Ждать исхода своего.

И как раз когда не надо,

Снизойдёт покой и мрак,

Ну а сердце виновато

Только в том, что всё не так.

Да не так, хоть в совершенстве

Изменяется планета

Ведь не зря над ней комета

Начертала признак бедствий.

Отойдёт как цвет весенний

Наше жизненное соло,

Так зачем же в день последний

Всё равно щебечут школы?

Так к чему сует толкучка

И счастливые прогнозы,

Если нас бесплотной тучкой

Превратят метаморфозы?

Впрочем, разве в этом дело,

День проходит как обрыв

И ребёнок, чуя тело

Неуёмно говорлив.

Птицы в небе забывают

О своих земных корнях,

А ведь тоже понимают

Толк в полуночных тенях.

Говорят, всё снова будет

Через миллионы лет,

Что ж, когда померкнет свет,

Сердце землю не забудет!

 

2 сентября 1989 года

Трепещет догорающий закат,

Через минуту небо станет мглою.

Оцепенев от мудрости стоят

Стволы берёз с надтреснутой корою.

Последней мыслью подытожен день,

Усталость подмывает позабыться,

Но часть на завтра отведённых дел

Сегодня разрешёнными приснится.

Как будто в том невидимом труде

Заложен смысл огромного значенья,

В котором не господствует предел

И всякое смешно недоуменье!

 

10 сентября 1989 года

Закупорюсь в пустую бутылку,

Стану джином без тела и прав,

Осуждаю себя не на пытку,

На попытку уйти от раззяв,

От безжалостных и бестолковых,

Ото всех бестолковых и злых,

Оскорбить и покинуть готовых

Самых верных знакомых своих.

Если совесть тревожит без толку

В наше время начинку их душ,

Я в бутылке останусь пророком,

Но для будущих праведных нужд.

 

10 сентября 1989 года

Мне потому простительны стихи,

Что ими я замаливал грехи,

Что с ними в час жестоких испытаний

Я воскресал, всем бедам вопреки.

 

Мне потому простительна любовь,

Что в ней я как потомок дураков,

Которые бревно обожествляли,

Вместо того, чтоб греться от костров.

 

Мне потому простительны друзья,

Что нам друг друга не понять нельзя:

Мы слишком много вложили друг в друга

И слишком много сделали не зря.

 

И потому простительна мне жизнь,

Что однозначны с ней мы родились

С существованьем темноты и света,

C восходом вверх и сокрушеньем вниз!

 

11 сентября 1989 года

Рекомендую выдумать на всех

Всего одну, но крепкую избушку,

Чтоб поместились в ней и плач и смех

И шёпот и побрякиванье кружки.

Что в ней никто секретов не таил

И находил границы пониманья,

Вот я бы рассказал как раньше жил,

Где получал основы воспитанья.

Без жалости и лишнего стыда

Пододвигая лавку к иноземцу,

Мой друг бы с покаянием пристал,

Ведь иноземцу никуда не деться.

А тот, который смотрит на меня

То искоса, то хмуро или злобно

Соседа б разной клеветой донял,

Причём, на удивление подробной.

Что делать – совершенства в мире нет,

Но думаю избушка тем полезна,

Что на любой вопрос найдёт ответ

Любой из нас лишь там, где очень тесно.

 

15 сентября 1989 года

Становится всё твёрже шаг,

Но так уж повелось:

На слово “ друг “ есть слово “ враг “

Или нежданный гость.

Спроси его что знает он,

Уведомлен о чём

И будешь ты со всех сторон

Изранен палачом.

Его ни жалостью не взять,

Не извести красой,

Лишь приослабнешь – он опять

Подскочит над тобой.

Ты на работу, он в кино,

Ты в магазин, он в парк,

Когда тебе до слёз смешно –

Не спит ночей твой враг.

Ты всё решительней идёшь

Ему наперекор,

Но правда превратится в ложь

А честь твоя – в позор.

Ведь если верить простакам,

Привыкнувшим к беде,

Поверят не твоим словам,

А чьей-то клевете.

Чуть-чуть приостановишь шаг,

Не различишь следов,

Тобою будет править враг –

Дурак из дураков

И всё, чего добьешься ты

Усердием своим

В порыве мстительной вражды

Будет разбито им.

Однако, что не говори

На всё управа есть;

Напрасно буйством не сори,

Не ударяйся в спесь.

Не подразумевая зла,

Скажи врагу: “ Привет “

И уходи в свои дела

В созвездье долгих лет.

Иди, печатая шаги,

Не бойся, не стыдись

И думай, что твои враги

Давно перевелись.

 

17 сентября 1989 года

Оглянись на незваных, спешащих,

Может чем-то запомнятся лица:

Или тем, что не видел их раньше,

Или тем, что нельзя не влюбиться.

Посмотри без внимания, так

Словно нет ни нужды, ни заботы

И когда распознаешь кого-то:

Выше голову, тише шаг.

Жизнь прожитого не вернёт,

Всё единственно, неповторимо

И незваный спешащий пройдёт

По делам своим рядом… мимо…

 

20 сентября 1989 года

Я не устану повторять

И буду помнить повсеместно,

Что жизнь нельзя переиграть,

Когда она не интересна.

Когда не достаёт добра

А за спиной одни злодеи

И хочется уже с утра,

Чтоб день окончился скорее.

Искать причины не с руки:

Суфлёров нет и нет актёров

И потому не береги

В своей душе чужих законов.

Будь первооткрывателем

Единственно и безвозмездно,

Чтобы избыток новых тем

Заполнил неувязок бездну!

 

21 сентября 1989 года

Отпусти меня в синий туман

Без собаки и без провожатых,

Положи горсть рябины в карман

И оставь с тишиною на равных.

Я уйду когда будет роса

Ощущаться босыми ногами,

Когда будут слипаться глаза,

Ещё полные сладкими снами

И в конец помешавшись на том,

Что везде называют надеждой,

Я забуду работу и дом

И расстанусь с привычной одеждой.

Для того, кому мало дорог

Существуют иные пространства,

Я любил бы тебя сколько мог,

Если б вдруг не придумал расстаться

И уйти неизвестно куда,

Не отдав себе в этом отчёта,

Просто многие ищут места

Оттого, что чего-то охота.

 

Так пускай не вздыхает камыш,

Завышая печаль расставаний,

Принеси мне летучая мышь

Путевой для бескрайних скитаний!

 

7 октября 1989 года

Чужие уходят, свои остаются

И этого не изменить,

Но в воспоминания также зачтутся

Все те, с кем приходится жить.

И все, кто случайно тобою замечен

В моменты триумфа и бед,

И те, кто когда-то почти каждый вечер

Просил у тебя сигарет.

Забудется чьё-нибудь доброе имя,

Но в этом не будет беды:

Свои навсегда остаются своими,

Надёжными словно мосты.

А те, кто приходит на разных этапах

И снова уходят в толпу

Внесёт дополнение в маленьких датах,

Слагающих нашу судьбу.

Не думай, что ты одинок и случаен,

Когда рядом нет никого:

Когда-нибудь вечером вспомнишь за чаем

Неблизкого как своего.

 

15 октября 1989 года

Тучи ползут и ползут,

Пасмурны неба выси.

Сегодня меня не ждут

На празднике у Раисы.

Там будет любовь моя

Смеяться и целоваться…

Первые капли дождя

На пыльный асфальт ложатся.

Забыли меня позвать,

Да я на них не в обиде:

Мне лучше совсем не знать

В каком она будет виде.

Ну вот и начался дождь,

Аж весь переулок хмур

И жаркую эту дрожь

Я рад приписать ему.

В кармане лежит медяк

Что я не дотратил ей;

Пиджак мой набух, обмяк,

Но будто бы стал теплей.

Иду через лужи, грязь

И брючин не жаль совсем…

Наверное зря я тряс

При встрече им руки всем,

Наверное смысла нет

Виновных и злых искать.

Раисою я допет,

Но разве грешно молчать?

Пускай веселятся там,

Где я быть хозяином мог,

Но не подойду к дверям,

Хоть насквозь уже промок,

К тому же уже затих

Разбавленный светом дождь.

Какой из меня жених –

Сейчас бы острее нож!

 

24 октября 1989 года

Когда-нибудь я разлюблю удачи,

Не потому что этого хочу,

А потому, что ежедневно трачу

Гораздо больше чем заполучу.

Ведь мне известны будущего вехи

Окупленные длительным трудом:

В приобретеньях будут все успехи –

Жена, машина, загородный дом.

И как-то раз, насытившись по горло

Обычным курсом ежедневных дел,

Я разлюблю покупки и застолья,

А остальным скажу, что заболел

И снова будет горе – мой попутчик,

Надежды – путеводная звезда

Лишь потому, что я гораздо лучше,

Чем от себя наивно ожидал.

 

29 октября 1989 год

Хочу, чтобы однажды

Хоть что-то изменилось:

Зима не наступила

Иль стало две луны.

Чтоб к своему началу

История скатилась,

И чтоб миры невидимые

Стали нам видны.

 

Октябрь 1989

Думай всегда о хорошем,

А в плохое не верь,

Ведь день что радостно прожит-

Смывает боли потерь.

 

Ни о чём не печалься –

Всё ещё впереди,

Я с тобой повстречался

Не на конце пути.

 

ноябрь 1989 года

ИРОНИЧЕСКАЯ ОДА

Камчатское солнце в зените

Не балует нас теплотой.

Друзья как хотите

Меня назовите,

Но мне не охота домой.

 

Здесь жерла вулканов высоких

Моим устремленьям под стать,

А то, что на доке

Порой мёрзнут ноги –

Так этого не миновать.

 

Меня привлекают закаты,

Дожди, холода и снега

И не виноваты

Ломы и лопаты,

Что пальцев не чует рука.

 

Нам письма и воспоминанья

Вполне заменяют уют,

И утренней ранью

Мы знаем заранье

Какие нас “подвиги” ждут.

 

Такую вот долю мужскую

Нам дарит родимая часть,

Хоть ветры тут дуют,

Хоть люди тоскуют,

Но нам не позволят пропасть.

 

Мне нравится здешнее лето

И прелесть осенних дождей,

Но всё же при этом,

Скажу по секрету,

Сибирские зимы родней.

 

5 ноября 1989 года

ПРО «ВЦ»

Вот опять то ли вновь,

То ли впервые

Кто-то нам говорит

Про НЛО

И про то, что наши понятья

Земные –

Не больше, не меньше,

Как вырванный клок.

Мол, и про Библию

Мы знаем крохи,

Не говоря уж

о космосе всём,

мол, исказили

легенду о Боге,

а между тем

чуда дивного ждём.

Но вот времена

Подошли беспристрастные,

Газеты пестрят

О контактах с ВЦ,

Дескать, они

не такие уж страшные

и вовсе не злую

преследуют цель.

 

 

Мне этой ночью,

Скажите на милость,

Было немного

Не по себе,

Когда неожиданно

Ярко приснилось

Будто попал я

К гостям этим в плен.

Передо мною

Огромного роста

С шепчущим взглядом

Рубиновых глаз

Перемещается

Быстро и просто

Некий полурыцарь

Или водолаз.

Где-то в мозгу

Напрягаются нервы,

Кажется: лопнут

В любую минуту.

Он начинает:

Вы знаете где вы?

Впрочем вам

ведать об этом откуда.

Лучше ответьте,

Как принято это,

Всё без утайки

И без стыда:

Как вы считаете

Ваша планета

Готова к приёму

Иисуса Христа?

А я воспитанья,

Известно, не данного,

У нас ведь советская,

Вроде бы, власть

И вот отвечаю:

Не буду загадывать,

Но как бы не вышло

Как в памятный раз.

А в общем-то, шутки

Подобного рода

Оставьте своим

Малолетним юнцам.

А тот мне: Весной

Девяностого года

Ты в этом, возможно,

Уверишься сам!

Про робость забыв

И про чувство опасности,

Я вдруг задаю

Интересный вопрос:

Уж не из-за нашей ли

Нынешней гласности

Вы стали так нагло

Совать к нам свой нос?

А раз показали

Себя без прикрытия,

То будьте добры

Рассказать что по чём.

К примеру, скажите

Какие открытия

Мы сделаем скоро

В прогрессе своём?

Мне показалась

Минута столетьем

Пока он подыскивал

Правильный ход

И вдруг отвечает:

Скажи вам об этом,

Так вы ж попытаетесь

Наоборот!

Но самую малую

Долю, пожалуй,

Открыть не сочтём

За ошибку ума:

Вы скоро одно,

Что вам очень мешало

Рискнёте и сможете

В корне сломать!

И тут как бы что-то

Переключилось,

Наверное, я повернулся

Во сне

И через минуту

Мне новое снилось,

Уже не на тему

Контакта планет.

 

8 ноября 1989 года

Опять мне мелочи житья

Покоя не дают,

Неужто так и буду я

Искать себе уют?

Куда не сунешься, везде

Один и тот же счёт:

Получишь то, что не хотел,

А не наоборот.

И наконец, отбросив стыд,

Встаю в единый строй

И кто-то знает, замолчит

При этом голос мой.

Не потому ли хаос дня

Итожить всё трудней,

Что слишком много у меня

Скопилось мелочей!

А рассказать о них уже

Считается смешным,

Вот так рождается в душе

Прощание с былым.

И на тревоги новых лет

Реакция не та:

Теперь тусклее белый свет,

Безвкуснее вода…

 

И всё же, делом поглощён,

Забыть не тороплюсь

В какие тайны посвящён

Через былую грусть,

Через мучения и сны,

Фантазии полёт.

И чувства мне ещё верны

А сердце чуда ждёт!

 

12 ноября 1989 года

О НЕДАВНЕМ

Полон непокоя,

Как давно когда-то,

Я перед тобою

Мялся виновато.

Многое хотелось

В корне переправить,

Чтоб любовь и верность

Не дали слукавить.

Чувствуя опасность,

Ты домой просилась,

Мне даря неясность,

Как чужую милость.

Я срывался с места,

В темноту бросался,

Только в знак протеста

Снова возвращался.

Юными слезами

Обливая губы,

Я твердил глазами,

Что друг друга любим,

Что пора решиться

И не медлить больше:

Что-то состоится,

Коли жребий брошен.

Проклиня невзгоды,

Ты в подъезд входила:

Если бы не годы,

То нашлись бы силы.

А я иду отмечен

Думами несчастья

И скрипит весь вечер

Белый порох наста.

 

19 ноября 1989 года

РАЗГОВОР

Я с товарищем вёл разговор,

Шёл вальсирующий снегопад,

Исчезал постепенно огромный бугор

Под напором широких лопат.

 

И касалась того наша речь

Кто и как понимает любовь:

Он твердил, что достаточно просто прилечь

И в горячке забыться с любой.

 

В подтверждение собственных догм

Он примерам не ведал числа,

Ну а я между тем думал только о том

Сколько этим наделано зла.

 

Крепче перехватив черенок,

По-простому спросил его вдруг:

В чём по-твоему нашего счастья залог?

Он сказал: В перемене подруг.

 

Ничего не ответил тогда

Мой зубами зажатый язык,

Но я знал, есть в любви и такие места,

Что больнее подобных интриг!

 

1 декабря 1989 года

Как негаданно, нежданно

Ты являешься ко мне,

Будто из-за океана

На стремительной волне,

Будто мыслью непонятной

Мне ложишься на лицо

Аккуратной, непарадной

С мудростью и хитрецой.

Как ты жарко дышишь в эти

Сладких несколько часов,

Невозможно не заметить

У тебя в глазах любовь.

По простому, не прощаясь,

Ты уходишь, чтоб опять,

Небо звёздное вращая,

Сны собою заполнять.

Чтоб опять нежданно, странно

Появиться мне во сне

Будто из-за океана

На стремительной волне.

 

9 декабря 1989 года

Судьбу чужую возвести в квадрат,

Путем смешенья с собственной судьбою

В огромном мире многие хотят

И в том числе, наверно, мы с тобою.

Когда под новый год звенит бокал,

И кто-то все заранее продумал,

То, значит, не напрасно он искал

И дай нам Бог с тобой такую удаль!

Ложится снег на мелкие следы,

Не зная одиночества и скуки,

Ах, если б ты с небесной синевы

Вот так легко упала в мои руки!

 

28 декабря 1989

Комментарии

Нет комментариев

Последние новости

Как обрести гармонию в Эпоху Перемен

Добавлено видео занятия

20.03.2018

Спасающий Вечность. Предсказание будущего, которое уже настало.

Появилась в продаже электронная версия книги Александра Набабкина

21.09.2017

Эмоции, чувства и мысли как фундамент формирования новых качеств для изменения жизни человека

Опубликован текст мастер-класса от 1.12.2012

07.05.2017

Работа над собой. Как научиться распознавать свои ошибки до того, как они начинают приносить "плоды"

Заблуждения, предубеждения, страхи, сомнения, - как мы наследуем этот груз и как преодолеваем последствия обнаружения в себе вредных установок. Опубликовано видео занятия.

05.05.2017

Здоровье, успех и благополучие - Управление ситуациями своей жизни в позитивном русле

Опубликован текст занятия Александра Н-Р, прошедшего на Альфа-Фесте в Яремче, 18 февраля 2012 года.

30.04.2017

Духовное воспитание детей

Опубликованы краткие содержания 2-го и 3-го занятий о Духовном воспитании детей.

28.04.2017

Назначение, особенности конкретных практик, их практическая польза и действенность

Опубликован текст 5-го занятия из 1-го цикла курсов Духовно-нравственного возрождения, от 12 февраля 2013.

27.04.2017

Энергетические упражнения - как способ естественного психофизического восстановления

Опубликован текст мастер-класса Александра Н-Р. в Яремче, 16.02.2012

23.04.2017

Вызвать Меню

Свернуть Меню